Бизнес планы и сметы

Во что выльются для украинцев новые валютные правила от Нацбанка
Просмотров всего: 557
Просмотров сегодня: 1
Опубликовано: 2016-11-29

Во что выльются для украинцев новые валютные правила от Нацбанка

Новые валютные правила Нацбанка от инвестиционного банкира, советника председателя Ассоциации украинских банков Алексея Куща

На прошлой неделе Нацбанк ослабил вожжи, введя ряд послаблений по валютным операциям. Какие-то из них рынок оценил позитивно: разрешение импортерам покупать валюту, если у них на счету есть больше $25 тыс., а также привлекать займы за рубежом без ограничения цены. А какие-то восприняли неоднозначно: временную отсрочку банкам для выполнения норматива длинной валютной позиции; возможность проведения операции банкам с производными финансовыми инструментами в валюте и инвестирование валюты с корсчетов в обязательства стран G7. Что дадут послабления, вводимые постановлениями НБУ № 402 и № 406, спросил у инвестиционного банкира, советника председателя Ассоциации украинских банков Алексея Куща. 

Алексей, какие из всех послаблений, по вашему мнению, сегодня являются преждевременными? 

Самая спорная норма — разрешение банкам торговать

валютными деривативами. Начнем с того, что у нас до сих пор нет закона о валютных деривативах. Для подобных операций действует старая нормативная база: положения, разъяснения, письма, в том числе от Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, но закона нет. К тому же, фактически, — это чисто-виртуальный финансовый инструмент, который является подспорьем для проведения арбитражных операций. Можно говорить, что это еще один спекулятивный инструмент, который позволит банкам зарабатывать спекулятивные доходы на валютном рынке. 

Банки и сейчас имеют доход от арбитража. В чем опасность? 

Производные фининструменты могут иметь несколько уровней секьюритизации. В данном случае базовым активом выступает валюта. В Украине нет ни одного институционального субъекта рынка капитала, который мог бы своими ресурсам закрыть валютные риски в экономике. В идеале, валютные деривативы должны обращаться на биржах. Выпускать их должен некий крупный финансовый институт, который закроет валютные риски. 

Пример — крупнейшие инвестиционные банки мира. Но даже они не смогли выполнить обязательства по таким производным инструментам в кризис 2008 года. А наша банковская система всем совокупным капиталом не сможет закрыть валютные риски. Я уже не говорю о финансовых компаниях и остальных структурах. Это фикция и утопия. Поэтому запускаемый инструмент

будет чисто-схемным продуктом, который будет применяться банками для проведения спекулятивных операций и закрытия своих проблем с нормативами.  

Можно сказать, что нормативы будут дутые?

Они будут выполнены с помощью виртуальных финансовых инструментов, а не с помощью реальных операций с реальными деньгами. Деривативы будут отражены на внебалансовых счетах как требования или обязательства в иностранной валюте, и помогут банкам закрыть проблемы с нормативом открытой валютной позиции  

То есть стабильности системе это не добавит?   

Наоборот, убавит. Потому что банки получат дополнительную возможность для арбитража. Сейчас собственная политика НБУ и его политика в отношении банков должна быть направлена на максимальное сужение пространства для арбитража, для минимизации спекуляций на валютном рынке. А у нас расширяется пространство для спекуляций и арбитража. Это будет проявляться в турбулентности гривны. Курс будет более подвижным и более несбалансированным. Это совершенно не те шаги по либерализации валютного рынка, которые можно было бы делать сейчас. Либерализация валютного рынка должна идти навстречу инвесторам, а не спекулянтам.  

Как усилится турбулентность?

Не думаю, что можно дать четкую оценку. Предварительные выводы — решение принимается исключительно в интересах 20-30 банков, которые полностью контролируют валютный рынок. Это даст им возможность дополнительного заработка через спекуляции на валютном рынке. И с помощью фининструментов смогут закрывать нормативные дисбалансы, которые могут появляться при этих операциях.   

Почему говорите, что только в интересах банков, которые контролируют валютный рынок? У остальных ухудшится положение? 

Значительно ухудшится. Сейчас НБУ выбрал 20 уполномоченных банков для проведения операций по "методу наилучшего курса". Только с этой двадцаткой НБУ будет работать в плане подпитки их валютной ликвидности. И в случае падения гривны, он не будет поддерживать продажами все банки, а только тех, что вошли в 20-у избранных. При этом, принцип отбора нельзя назвать справедливым: отобрали тех, у кого самые большие объемы операций.  

Это не значит, что банк больше других продал валютной выручки, он мог больше всего купить валюты для выведения за рубеж. В следующий список тоже будут отбирать по объемам операций. А кто в него новый сможет войти, если 20 первично отобранных и с которыми НБУ работал, понятно наберут больший объем? Уже сейчас все понятно. 

Какие последствия будут в свете новых возможностей по возможности работы с деривативами? 

Получится, что 20 банков будут получать подкрепление валюты, которые потом будут проводить операции с деривативами, будут формировать одну реальность. Эта реальность будет выливаться в стабильный курс, условно 25,6 грн/$ со стабильными объемами торгов. И будет другая реальность — все остальные банки и их клиенты, которые будут покупать не по 25,6 грн/$, а дороже. То есть весь остальной финсектор будет покупать доллар значительно дороже, чем будет продаваться доллар в первой благополучной реальности.  

То есть черный рынок будет еще больше развиваться? 

Об этом все специалисты говорили еще в 2008 году, когда НБУ пытался проделать нечто подобное. Но тогда критика была очень конструктивная и она шла от казначеев крупных банков. А сейчас ситуация другая. Казначеи молчат, эксперты ничего не говорят. Но надо понимать, что введение такой системы создает искусственные конкурентные преимущества для избранных банков. Потому что клиенты экспортеры и импортеры банков из второй реальности будут переходить в банки первой 20-ки.

Будет естественный передел рынка? 

Да. И за счет этого у этой 20-ки будет более-менее благополучная ситуация. А у остальной части финсистемы ситуация будет ухудшаться, потому что будет падать уровень клиентских ресурсов, база клиентов будет сокращаться. Будущее этих банков легко предсказать.  

И что мы увидим по котировкам курса? 

Два курса — официальный и реальный. Это уже сейчас видно. Если система не изменится, то будет курс уполномоченных, приближенных к НБУ банков, потом чуть больше курс для других банков, а для их клиентов — еще выше, и в завершение — курс черного рынка. Разница, между курсом НБУ и конечными "черными" котировками, будет до 1,5-2 грн. Эта маржа будет сокращаться в условиях затишья и стабильности. Как только дестабилизация — маржа резко расширятся и стану доходить до 2 грн. Это создает огромные возможности для заработков на арбитраже для узкой группы банков. Для их выгоды и введены все облегчения. 

Во что выльется послабление в части установления единого срока для всех банков по приведению длинной валютной позиции в соответствие в установленным лимитом?

Для банков это облегчение в сроках и том же расширении возможностей для валютных спекуляций. Раньше на выполнение нормы отводился год. Теперь срок продлен до 2019 года. При этом надо понимать, что в течении 2017-2018 годов за нарушение длинной валютной позиции НБУ не будет применяться штрафные санкции. И банки смогут спокойно продолжать зарабатывать на арбитраже на валютном рынке. Тогда, как уже сказал, надо сужать возможности для арбитража.   

НБУ также разрешил банкам вкладывать валюту, лежащую мертвым грузом на корсчетах, в зарубежные ценные бумаги. Какие здесь риски? Ведь разрешено вкладываться только в бумаги стран большой семерки.

Если рассматривать эгоистические интересы группы из 20 банков, особенно с иностранным капиталом, — это хорошо. Решается вопрос эффективного использования остатков на корсчетах, а это, по заявлению Нацбанка, около $4,5-5 млрд. Банки смогут их задействовать и получать 2-3% годовых по финансовым инструментам стран Большой семерки (G-7) и международным финансовым организациям, в то время, как по остаткам на корсчетах насчитываются очень маленькие проценты. Но НБУ должен учитывать интересы в целом всей экономики и банковской системы, а не рассматривать интересы отдельных групп банков. А с точки зрения национальных интересов и интересов финансовой системы,это решение негативно и окажет плохое влияние. 

В чем проявится негативное влияние? 

Последствия этого решения будут чувствоваться зимой, когда начнется турбулентность на внутреннем рынке и валюты будет не хватать. При наличии валюты на корсчетах, НБУ мог задействовать ее через специальные инструменты, для поддержки рынка. Регулятор мог бы в пиковые периоды спроса на валюту через своп-операции привлекать ресурс с корсчетов банков для выравнивания курсовой динамики, а через пару дней возвращать. 

Теперь, к тому времени когда возникнет этот пиковый спрос, остатки могут быть вложены в финансовые инструменты. А любые бумаги, пусть и стран G-7, это не живые деньги, а инструменты с пониженной ликвидностью. Кроме того, Нацбанк мог бы и рефинансировать банки под залог валюты на корсчетах и это был бы самый ликвидный залог — теперь этой возможности не будет. 

Насколько отсутствие этих сумм принципиально для рынка? 

Разрешение на использование средств корсчетов банкам не будет иметь прямой корреляции с курсом или платежным балансом. Потому что эти деньги не присутствуют сейчас на межбанке. Вот если бы они были, и были созданы инструменты по их использованию, и они были бы забраны с рынка, тогда была бы прямая корреляция и давление на курс гривны. 

Сейчас мы говорим о неиспользованных возможностях поддержки гривны. Это недоиспользование резервов системы в самый нужный и экстренный период, который нас ожидает где-то с февраля. Мы говорим, что стране не хватает денег, что стране нужны кредиты МВФ, а при этом забываем, что в экономике, в банках, у людей есть резервы для использования.

Их просто нужно уметь привлекать Как средства с корсчетов можно запустить в экономику? 

Национальный банк пошел по пути инвестирования крупнейших экономик мира за счет резервов нашей банковской системы вместо того, чтобы решать внутренние экономические проблемы и проблемы с курсом. Он пытается создать инструменты по инвестированию украинских денег в самые крупные и прибыльные экономики мира, которые справляются и без нашей помощи. 

Ну а покупка облигаций международных финансовых организаций — это инвестирование наших денег в проекты развивающихся стран, которые кредитуются через эти организации. А наша экономика побоку? Поэтому данные послабления является наиболее спорными с точки зрения влияния на валютный рынок и на общую безопасность страны.

По материалам: ubr.ua
Комментарии
Всего: 0
Нет комментариев