Свой бизнес: автоматы по приёму пластиковой и алюминиевой тары

Свой бизнес: автоматы по приёму пластиковой и алюминиевой тары

Автоматы по приёмке нестеклянной тары имеют своё официальное название — фандоматы. Производят их в Германии

Стоят такие автоматы недёшево — от 4 800 до 7 тысяч евро один автомат. В Москве установлено уже более двух тысяч таких машин.

Что характерно, немецкий производитель выдаёт в Россию продукцию, немного отличающуюся от того, что продаёт на другие рынки. В моделях, предназначенных для нашей страны, усилена антивандальная защита. Так что с вандалами проблем быть не должно. Стоимость принимаемой бутылки такова: за пластиковую автомат выдаёт 10 копеек, за жестяную — от 40 до 70 копеек.

Приёмный контейнер, оборудованый сканером ввзвешивают бутылку, считывают с неё же штрих-код. Затем пресс сминает тару. В более дешёвых моделях пресс-сминатель отсутствует.

Единственный игрок на московском рынке — компания «ПрофБизнесТелеком» выиграла городской конкурс и стала получать деньги из целевого городского фонда.

Зачем же городу потребовались фандоматы? Всё очень просто. Для того чтобы обеспечить занятость наиболее незащищённых слоёв населения. Таким образом, бизнесмен, занимающийся фандоматами — это организатор рабочих мест. Какие же зарплаты, кому и за что платят в этом бизнесе?

Во-первых, курьеры, которые занимаются выемкой тары. Это, как правило студенты училищ. Они зарабатывают от трёх тысяч рублей на одной точке.

Во-вторых, техники-программисты — те, которые обслуживают автомат. В принципе, те же студенты. Их зарплата — от 9 тысяч рублей в месяц так же на одной точке.

Итак, один фандомат по идее уже обеспечивает занятость двум людям. Надо сказать, что сортировка (а этот процесс является именно сортировкой) весьма хлопотное и не очень прибыльное занятие. Но этим должен кто-то заниматься. Проблема обычно решается бюджетным дотированием такого вида деятельности. А вот уже переработка полученного вторсырья — дело очень и очень прибыльное и в помощи городских властей отнюдь не нуждается. Но здесь имеется один нюанс. Который может «подружить» бедных сортировщиков и богатых переработчиков. А именно: переработка вторсырья становится делом прибыльным и сверхприбыльным тогда и только тогда, когда перерабатывается материал ОТСОРТИРОВАННЫЙ.

Неотсортированный материал — гниёт на свалке и не приносит никакой прибыли, одни хлопоты!

Вот поэтому переработка вторсырья («золотое дно» во всём мире) в России, мягко говоря, не является пока видом бизнеса. Пока у нас не начнут сортировать мусор — на мусоре зарабатывать грандиозные состояния будут только мафиози из художественных кинокартин. А в России будут плодиться мусорные свалки, отравляющие загородную территорию.

Ситуация с мусорными свалками у нас в стране критическая — это главная головная боль правительства. Поэтому, воленс-ноленс, но они вынуждены идти на шаги, приближающие нас к Европе. Не потому что им так хочется, а потому что дальше уже некуда.

В этой ситуации все взоры будут обращены на слабое звено (без которого, как оказывается, никуда) на сортировщиков мусорных отходов. Переработчку и сортировку необходимо связать в единую производственную цепь, тогда и рак, и лебедь, и щука — все смогут себе заработать.

Необходимость зарабатывать, приводит к осознанию необходимости сначала и вкладывать, то есть тратить деньги. А эти деньги нельзя взять ниоткуда, кроме как из дотаций. Потому что даже богатые потребители вторсырья не в состоянии закупить немецкие автоматы в необходимом для ведения реального бизнеса количестве, не разорив себя.

Надежда на политическую конъюнктуру (которая, как мы уже показали, благоприятна) и личные навыки лоббирования.

Собственно, на свои личные деньги можно открыть мало какой бизнес, почти всегда приходится привлекать чужие средства, а больше всего денег, как известно, в бюджете государства.

Но смотреть на ситуацию нужно без паники. Дело в том, что все скептики, которые могут много чего Вам понарассказать об утопичности и нелепости автоматов, это в основном, те люди, которые занимаются сбором вторсырья по старинке. Вот эти вот хозяева небольших фирмочек (ларёк с небритым дядей в фартуке и папиросой в углу рта) и протестуют против установления сборщиков-автоматов. Они чувствуют, что их время уходит, что рано или поздно (а, скорее, рано) этот жуткий ларёк станет анахронизмом и перестанет приносить хорошие прибыли.

«Железный конь» идёт на смену крестьянской лошадке. А крестьянская лошадка использует последнее оружие в борьбе за выживание — сеет на форумах панику среди начинающих предпринимателей, перекрывая им инициативу.

У нас всё начинается с Москвы. Начинается земля, как известно, от Кремля. Затем резко распространяется по всем городам и весям. Ну по весям это вряд ли, а вот города, чьи мэры заботятся об имидже, в фандоматах явно нуждаются. Особенно в них нуждаются мэры южных городов, те, которые поближе к Сочи.

Потому что здесь, как нельзя кстати, организовалась Олимпиада-14. Когда в Москве была Олимпиада-80, советские люди узнали, что такое кофе-машина в баре, которая варит такие неприличные слова, как эспрессо и каппучино. Олимпиада прошла, машины остались. Так же будет и сейчас, с той только разницей, что и после олимпиады страна продолжит идти вперёд, догоняя нормальный уровень жизни, а не станет топтаться на месте, в ожидании падения цены за баррель.

Ставить одиночные автоматы абсолютно невыгодно, это ясно. Этот бизнес стоит затевать только рассчитывая на связку с компанией переработчиком и с автоматами не меньше нескольких сотен штук. Для того чтобы выйти на уровень, приближенный к столичному обороту — 800 тысяч банок в день общим весом в 20 тысяч килограммов.

Задача не из лёгких. Но это именно та ниша, которая смотрит прямиком в будущее, оптимистичнее этого футурологического прогноза Вам не найти. И главное, никаких высоких технологий — всё предельно просто.

Просмотров всего: Просмотров сегодня: