Украина: вперед, в ловушку бедности

Украина: вперед, в ловушку бедности

Если бы власть хотела бороться с бедностью, то надо было бы думать о занятости, малом бизнесе и мобильности населения.

Пока же она пытается "откупиться" манипуляциями с мизерными стандартами качества жизни - минимальными зарплатами и пенсиями.

В последнее время в Украине, при сохранении низких доходов населения, усилились инфляционные процессы и риски, усложнились условия предпринимательства, проявились дисбалансы на потребительских рынках.

Как следствие, ухудшается благосостояние людей.

Власть, вместо выявления истинных факторов и составляющих распространения негативных тенденций, рассуждает о необходимости "согласования динамики зарплат с динамикой ВВП", поскольку высокие темпы роста зарплат якобы провоцируют высокую инфляцию.

Усиление же налогового и административного давления на малый и средний бизнес оправдывается необходимостью в дополнительном изъятие денег на усиление социальных расходов, а проблемы на продуктовых рынках объясняются исключительно внешними негативными влияниями.

В таких условиях трудно надеяться на реальное улучшение состояния экономики и благосостояния "рядового украинца". В действительности же население подталкивается к так называемой ловушке бедности. Попадание же в такую ​​ловушку не только угнетает экономику, но и снижает любые стимулы у работников к производительному труду.

В классическом варианте под "ловушкой бедности" понимают ситуацию, при которой повышение дохода человека с низкими доходами влечет или потерю льгот, или повышение налоговых изъятий, которые "съедают" указанное повышение дохода.

Есть чаще такое явление возникает при усилении фискального давления. Однако украинская практика демонстрирует значительно более широкие возможности попадания в "ловушку бедности" - потерю стимулов лучшей работы для более высокой зарплаты.

Монетарные показания. Очевидно, неконтролируемая инфляция - непосредственный фактор значительной экономической потери, поскольку благодаря инфляции население беднеет. Задача ее обуздания осложняются тем, что часто происходит подмена истинных факторов простыми, следовательно "антиинфляционные меры" оказываются безрезультатными.

Среди инфляционных составляющих различают так называемые инфляцию спроса и инфляцию предложения. Инфляцию спроса обычно связывают с "избытком" денег в экономике, который может возникать при чрезмерном повышении зарплаты или совокупного спроса.

Инфляция предложения обусловлена ​​подорожанием факторов производства и, соответственно, продукции, следствием чего может стать снижение совокупного предложения с дальнейшим ростом цен. Насколько обе составляющие актуальны для Украины?

Рост государственных расходов или дефицита бюджета, кредитная экспансия, расширение социальных программ - составляющие повышения покупательной способности и совокупного спроса, а при значительной их активизации может формироваться инфляционное давление.

В то же время время, все подобные проявления политики четко отражаются в динамике монетарных агрегатов в целом или денежной массы в частности, рост которых может определять влияние на инфляцию, а значит - и уровень последней.

В Украине монетарная экспансия - рост денежной массы - за последнее десятилетие не выступала значимой инфляционной составляющей. Да, не наблюдается корреляционной связи между динамикой инфляции и приростом денежной массы.

При этом уровень наращивания предложения денег до кризиса был чрезвычайно высок, а значительной составляющей указанной экспансии предкризисных лет было кредитование населения, что существенно влияло на повышение покупательной способности.

Если в 2006 году объем займов населению составил 78,5 миллиарда гривен, то в 2008 году, в разгар кризиса, объем кредитов превысил 273 миллиардов гривен. Однако даже такая стремительная экспансия не создала шокового давления на украинских рынках, и темпы инфляции были втрое меньше темпов монетарной экспансии.

Слабая связь между динамикой денежной экспансии и инфляцией позволяет предположить, что повышение доходов населения через зарплату и кредитование не имело решающего влияния на усиление инфляционного давления.

То есть весомость инфляции спроса в общей инфляционной картине преувеличена. В таком случае любые монетарные ограничения, связанные с ограничением или замораживанием зарплат, даже с "привязкой" к динамике ВВП, бессодержательны.

Учитывая низкую "влиятельность" инфляции спроса в Украине, одним из направлений улучшения благосостояния и уменьшение глубины "ловушки бедности" могло бы рассматриваться ускоренное повышение зарплаты как "заменителя" кредитной экспансии.

Это не приведет к усилению инфляционных рисков и потери конкурентоспособности, однако может побудить работников повышать квалификацию и производительность труда.

Этот вывод противоречит рекомендациям международных финансовых институтов, которые настаивают на ограничении прироста зарплат. Однако доля зарплаты в ВВП в Украине лишь немного превышает 40%, а сама зарплата платится за существующую добавленную стоимость в противовес кредитным средствам, которые поступают в экономику "извне".

Консервирование зарплат можно было бы оправдать, если бы в экономике происходили системные преобразования, которые требуют определенной платы за будущую эффективность.

Фискальные предостережения. Относительно же инфляции предложения - рост цен на ресурсы, побуждает к росту цен на конечную продукцию, то в Украине динамика цен производителей заметно выше, чем цен потребителей. За десятилетия, согласно официальной статистике, цены потребителей выросли в 2,6 раза, цены производителей - в 3,7 раза.

Следовательно, из года в год образовывался значительный инфляционный "навес", который является весомым фактором ценового давления на потребительских рынках.

Хотя труд тоже есть используемым ресурсом, однако, учитывая, что его доля в выпуске для большинства отраслей не превышает 20%, главное инфляционное давление связано с другими производственными ресурсами, прежде всего, энергетическими, спрос на которые, при отсутствии структурных реформ, значительный и крайне неэластичный.

Также низкая эластичность присуща государственным монополизированным сферам - транспортной, жилищно-коммунальной, а также продуктам питания, значительную долю которых тоже контролирует государство. Эти сферы имеют весомое влияние на ценообразование.

При росте стоимости таких ресурсов, в условиях ограничений семейных бюджетов, происходит отказ от второстепенных товаров и услуг. То есть вместе с инфляцией предложения происходит снижение спроса на широкие группы товаров, что приводит к сокращению производства и раскручиванию инфляционной спирали.

Высокие цены в одном секторе выталкивают потребителей к другим, подталкивая цены к росту и в таких секторах. Однако за продукты, коммунальные услуги и транспорт граждане будут платить всегда. Это означает меньше ресурсов на другие товары, нецелесообразность их производства, а для "компенсации" потерь вырастут цены на все товары.

В таких условиях украинцы, хотя и "не столь богаты, чтобы покупать дешевые вещи", однако вынуждены "покупать украинские", часто плохого качества. Это означает растрату ресурсов, дальнейшее ухудшение благосостояния и подталкивание к "ловушке бедности".

Таким образом, инфляционная динамика в Украине определяется преимущественно инфляцией предложения. Едва ли не единственный инструмент ее обуздания - улучшение эффективности производства, энергосбережения, наращивание предложения товаров и услуг.

Если же вместо этого власти пытаются ограничить покупательную способность населения путем повышения фискального давления, то результаты, конечно, будут негативными для развития страны. Тогда человек не только теряет в благосостоянии, но и девальвирует стимулы к повышению производительности, качества труда, зарабатывание денег.

Для бизнеса же расширение администрирования или повышение налоговой нагрузки приводит к удорожанию факторов производства и вымыванию денег. Это препятствует работе компаний и даже делает невозможным их функционирование.

Конечно, речь идет о значительно более широком препятствии, а не только о налогообложении. Такие механизмы подталкивания к ухудшению условий работы, а следовательно, и к "ловушке бедности", связанные с расширением оснований для штрафов, дополнительными условиями ведения бизнеса, неконтролируемыми инфляционными и девальвационными шоками.

Повышение фискального давления означает уменьшения средств, которые могли бы пойти на зарплату. В результате формируется "порочный круг".

Усиление налогового давления и ухудшение условий хозяйствования усиливает экономическую депрессию, провоцирует снижение и удержание на низком уровне заработных плат, которые снижают мотивацию людей к труду и попыток повысить квалификацию для выполнения новых более производительных работ.

Это приводит к сокращению производства, выхода из бизнеса и "естественного" уменьшения конкуренции, что делает невозможным снижение цен и ускоряет погружение в "ловушку бедности". В свою очередь, это провоцирует необходимость расширения государственных социальных расходов и побуждает правительство к новому усилению налогового давления.

Если бы власть хотела бороться с бедностью, то надо было бы думать о занятости, малом бизнесе и мобильности населения. Пока же она пытается "откупиться" манипуляциями с мизерными стандартами качества жизни - минимальными зарплатами и пенсиями, однако символическое их увеличение не выводит из "ловушки бедности".

Другой рецепт власти - "дешевые энергоносители", полученные в результате политических уступок, которые якобы должны принести доходы. Однако это перечеркивает любые стимулы к экономии, повышению производительности и конкурентоспособности. Конечно, следствием такой "заботы" является дальнейшее погружение в "ловушку бедности" и самого государства.

Внешнеэкономические искушения. В последнее время внешнеэкономический фактор становится все большим рычагом подталкивания к "ловушке бедности" и выражается в попытке привлечь Украину в экономическое образование с неясными перспективами. Украине в рамках Таможенного союза обещаются преференции в торговле и энергетике.

Однако при решении вопроса вхождения в любой региональный торговый союз - РТС - не должны игнорироваться важные закономерности, присущие им.

1. Успех РТС связывается с наличием среди его участников мощного лидера, емкостных рынков качественных товаров, что стимулирует развитие, производительность и благосостояние.

Только тогда диспропорции в экономическом и технологическом развитии стран-участников не приведут к конфликтам, а будут взаимно нейтрализованы с дополнительными удобствами в повышении технологичности производства "слабых" стран и даже способствовать повышению эффективности размещения производительных сил в регионе.

2. Объединение только "слабых" стран, без четкой ориентации на мощную развитую экономику, не приносит существенных долгосрочных выгод. Более того, консервация связей в рамках союзов "слабых" стран, как правило, сопровождается усилением неэффективности производства или ухудшением показателей производственной специализации.

Уместно ради сомнительных выгод ориентироваться на страну с неконкурентной и неустойчивой экономикой? Или вырвет такая ориентация Украину с "ловушки бедности"?

Страны бывшего соцлагеря, однозначно избрав путь стремительных трансформаций и интеграции с ЕС, последовательно улучшают свою социально-экономическую среду.

Украина же, рассуждая о реформах, которые имеют слабое отношение к реальности, погрузилась в "ловушку бедности" и остается среди беднейших стран Европы как по общим макроэкономическим показателям, так и по благосостоянию граждан.

Реальный доход на душу населения, в частности, ВВП по паритету покупательной способности - ППС, в Украине вдвое меньше, чем в России, втрое меньше, чем в Польше, и почти в десять раз меньше, чем в развитых странах.

В начале независимости Украина по многим показателям опережала ряд бывших социалистических стран, однако за два десятилетия украинский ВВП на душу населения повысился лишь на 20%, тогда как польский - вырос в 4,5 раза.

При такой "глубине" "ловушки бедности" желание и готовность населения к производительному труду останутся низкими, а бегство "мозгов" и капиталов продлится, оставляя для страны все меньше шансов на выздоровление и экономическое восстановление.

Критической остается не только "глубина", но и "ширина" "ловушки бедности": уровень расслоения общества из года в год растет. По оценкам международных экспертов, перед кризисом в Украине на 10% наиболее обеспеченного населения приходилось 25,7% национального дохода страны, на 10% наименее обеспеченного - 3,4%.

То есть если соотношение доходов между указанными группами для Украины - восемь раз - указывает на высокие риски с точки зрения прочности гражданского общества и национальной безопасности, то для России соответствующие показатели вообще критические - на 10% самых богатых приходится 30,4%, а на 10% самых бедных - 1,9%. Отличие - 16 раз.

В России значительная доля национального дохода создается в монополизированных частных и государственных компаниях и имеет слабое влияние на справедливость распределения ВВП. Очевидно, ориентация на такую ​​экономику не повысит производительность труда, не улучшит благосостояние граждан и не выведет страну из "ловушки бедности".

Несмотря на указанные сложности, может ли Украина вырваться из "ловушки бедности"? Конечно, но при условии, что украинские институциональные и структурные изменения будут направлены на улучшение условий ведения бизнеса, а не на фискальное консервирование.

Просмотров всего: 18 Просмотров сегодня: 3